Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Мой результат теста: Тест на книжную эрудицию: На сколько процентов ты начитанный?

Мой результат теста: Тест на книжную эрудицию: На сколько процентов ты начитанный?

Очень неплохо! Ещё чуть-чуть укрепить знания — и вы станете настоящим экспертом в литературе.  А если не хочется читать художственные тексты, заглядывайте в телегр...

Posted by Алекс Фдуч on 14 фев 2019, 00:48

from Facebook
автомат Калашникова, реалист, АКМ, АК

Лучших из лучших на войне забирали смершевцы (про мразь Солженицина)

Оригинал взят у poltora_bobra в Лучших из лучших на войне забирали смершевцы
Некий полковник А.Ключенков, корреспондент журнала "Советский воин", в 1990 г. решил лично реабилитировать мистера Солженицына, да и давай рыть по нему материал в архивах, каковой потом выложил в журнале (вот только не знаю, получил ли при Ельцине Ключенков генерала - за тупость и бессовестность)



Кстати, от меня личное спасибо всем работникам органов, которые вывели мистера Солженицына на чистую воду в  1945-м: ст.о\у НКГБ капитан ГБ Либин, зам.наркома НКГБ Кобулов, зам.ген.прокурора СССР главный воен.прокурор ген.-лейт. юстиции Вавилов, воен.прокурор подполковник Котов, следователь Езепов.

Справка на арест мистера Солженицына, составленная капитаном Либиным 30.01.1945

(Как бы за мистером Солженицыным следили почти год, а не взяли "лучшего из лучших" после первого письма)

Полковник Ключенков по дурости начинает выкладывать цитаты из протокола из следственного дела, при этом думая, что этим Солженицына он реабилитирует в глазах общественности

Список вещей, изъятых у Солженицына при обыске (на фронте!)



Выдержки из протоколов допросов:Collapse )

Казак и черт. Сказка. Легенда

https://sites.google.com/site/russkieskazki/home/skazki-1/kazaki/kazak-i-cert
Говорят люди, что есть у нас на Кубани один комбайнёр, которому довелось встретиться с чёртом.

Известно, сейчас на нашей советской земле никакой нечисти места нет – ни колдунам, ни ведьмам, ни Чертям.

Им требуется, чтобы народ тёмным да пугливым был, тогда они только сумеют разные чудеса творить.

А у нас теперь любой мальчишка, что в третий класс бегает, Чертей не боится и его никаким чудом не удивишь.

Вот, и откочевала всякая нечисть в заморские страны.

Говорят, что колдуны сейчас заклинания всякие произносят, чтобы господ-капиталистов от страха перед будущим избавить.

Ведьмы по заграничному радио выступают – на Советский Союз брешут.

Ну, а Черти, те генералами кое в каких странах заделались.

А последний чёрт на нашей земле уцелел только потому, что много лет назад за какие-то провинности посадил его сатана в подземную темницу.

И заклятие наложил, что выйти чёрту из заключения, когда увидит он человека.

Вот и сидел нечистый, много лет в своём каменном мешке.

Сидел и со скуки хвост сосал.

И вот однажды поехал один комбайнёр в горы на охоту.

Дело ранней весной было – пахать ещё не время, комбайны уже отремонтированы – самое свободное время.

Победу свою комбайнёр в станице оставил, а сам с ружьё м в горы ушёл.

Двое суток бродил по горным кряжам и долинам и заметил, что заблудился.

Куда ни пойдет – все леса да горы, горы да леса.

А тут ещё тучи сгустились, ветер загудел, и метель началась.

Комбайнёр был парень не трусливый, а все же видит, что дело плохо: надо где-то от метели и ветра прятаться.

Вдруг глядит – в скале дыра Чернеет.

Пригнулся казак и пополз по тёмному каменному коридорчику.

Потом кончился подземный ход, и оказался казак в пещере.

Вроде должно было бы быть в пещере совсем темно, а тут какой-то красноватый свет мелькает, звон слышится и стонет кто-то – жалобно так, протяжно.

— Кто здесь? – спросил казак.

И ответил ему кто-то из темного дальнего угла:

— Ой, помоги мне, добрый человек! Погибаю!

Ну, известно, наш человек всегда в беде другому поможет.

Добрался комбайнёр до тёмного угла, протянул руку, сначала бороду чью-то нащупал, а потом цепь ухватил.

Только он дотронулся до цепи, как вдруг вздрогнула земля, грохот по пещере прокатился, и сразу стало светло.

Смотрит казак – стоит перед ним какой-то бородатый, горбоносый турок в красной феске.

Стоит и хохочет, а глаза его злобной радостью горят.

— Ну, теперь ты снял, неразумный человек, с меня страшное заклятие! – говорит турок. — Теперь я снова на свободе, а ты в моей власти.

Удивился комбайнёр, но не растерялся.

Ухватил он свою двустволку, курки взвёл и крикнул:

— Кто ты такой? Откуда взялся? Показывай документы, а то пальну сразу из двух стволов!

А турок ещё громче хохотать принялся, борода трясётся, алая феска на острой голове прыгает.

— Никакое ружьё меня не возьмёт! – выговорил он сквозь смех. — Я же – чёрт!

Вытянул горбоносый волосатую руку – и вдруг ружьё само собой у казака вырвалось и исчезло куда-то.

— Ах ты, дурак! – хохочет чёрт. — Ружьё м меня вздумал напугать! Да я с десятком таких справлюсь! Будешь ты теперь до конца своей жизни слугой у меня. Я – всех сильнее! Я – что хочу сделать могу. Вот теперь я потешусь над людьми, поиздеваюсь над ними.

Видит казак, что, правда, перед ним что-то вроде настоящего чёрта.

Ну, а чёрта надо умом да хитростью побеждать, одной силой его не возьмёшь.

— Хвастаешь ты, Чертило! – усмехнулся казак. — Да я, если хочешь знать, раз в десять сильнее тебя. Я такое могу сделать, что тебе и не мыслится.

— А ну, что ты можешь сделать? – опять захохотал чёрт.

А комбайнёр ему:

— Вот давай с тобой биться об заклад, кто за день сумеет больше земли вспахать и засеять, кто больше хлеба уберёт. Победишь меня – делай со мной, что хочешь. Я тебя одолею – исчезнешь ты с нашей земли, чтобы и духа твоего не было!

Загорелись Чертячьи глаза азартом, затряс он своей козлиной бородой и протянул комбайнёру руку:

— Ладно! Давай спорить!

И договорились тут казак и чёрт, что каждый будет работать на том месте, где ему удобно.

Чёрт взялся горную долину обрабатывать, а казак – степь.

Дал тут чёрт казаку кисточку со своей красной фески и объяснил, что стоит только тряхнуть её три раза – и появится Чертило проверять, что казак сделал в степи.

А затем чёрт плюнул три раза через левое плечо, пробормотал что-то – и оказался комбайнёр, в той станице, где машину свою оставил.

Прошло с тех пор всего десять дней. Свежий ветер разогнал густые тучи. Горячее солнышко подсушило землю.

Жаворонки колокольцами зазвенели в голубом небе.

Попросил комбайнёр, чтобы ему, как бывшему трактористу, разрешили в эту весну поработать на тракторе.

Дали казаку ДТ – не машина, а красавица, одна за целый табун лошадей сработает.

На розоватой весенней зорьке выехал казак в степь, проверил машину и плуги, а потом достал алую кисточку и потряс ею три раза.

И вдруг перед самой машиной горбоносый и бородатый гражданин появился – в пальто теплом, в сапогах, в Чёрной шляпе – ни дать, ни взять – агроном заезжий.

— Ну, сколько ты, Чертило, земли вспахал? – спросил его казак.

Тряхнул гражданин козлиной бородкой и ответил с важностью:

— Целых три гектара. Можешь проверить!

— Ладно, верю тебе, – отвечает казак. — А ты вот проверяй – я вдвоём с помощником сегодня до вечера пятнадцать гектаров вспашу!

— Хвастун ты, казак! – захохотал гражданин в шляпе. — Где это видано, чтобы два пахаря за день пятнадцать гектаров вспахали!

— Ну, смотри!

Отошёл чёрт в сторонку и залёг в овражке.

А казак влез в кабину трактора, нажал на рычаги – и двинулась могучая машина вперёд.

Идёт – и ровно дышит мотором, а за ней, точно Чёрные волны, широкая полоса вспаханной земли стелется.

Когда стало опускаться на покой веселое весеннее солнце, передал казак свой трактор сменщику, а сам к овражку направился.

— Ну, проверяй, сколько вспахано! – сказал он чёрту.

Но тот только бросил на казака сердитый взгляд, махнул волосатой рукой и исчез.

Через пару дней подцепил казак к своему трактору пять сеялок, проверил всё, а потом, пока девчата зерно в бункера сыпали, отошёл он к овражку и опять потряс алой кисточкой.

И сразу же перед ним оказался Чертило – худой, измученный, один нос торчит из-под шляпы.

— Что это с тобой случилось, Чертило Батькович? – спрашивает его казак. — Совсем ты заплошал, от ветра шатаешься.

— А ты думаешь легко за день посеять целых полтора гектара? – жалобно так спрашивает чёрт. — Все руки отмахал,

— Ну, а я со своими помощниками сегодня гектар тридцать посеять думаю! – сказал казак.

Чёрт только руками замахал и глаза свои козлиные выкатил:

— Нельзя это сделать за день! Никак нельзя!

Сел казак на трактор и повёл его по мягкой, дымящейся пашне.

Погрузились диски сеялок в рыхлый Чёрнозем и стали ровными строчками сыпать золотые зерна.

Девчата только успевают бункера заправлять.

К вечеру передал казак трактор другому трактористу, а сам к овражку направился.

— Ну, что же, проверяй! Засеял я тридцать гектаров да ещё и с гаком.

А чёрт только вздохнул и растаял, как лёгкий дымок.

Все жарче пригревало щедрое солнышко.

Как зелёным шёлком, покрылось Чёрное поле.

Буйно пошли в рост яровые.

Вдоволь кормила и поила их щедрая кубанская земля, взлелеянная заботливыми руками.

И вот уже зашумела тяжелыми колосьями рослая пшеница, слоено кланяясь людям и благодаря их за заботу.

Вывел казак в поле свой самоходный комбайн.

А потом подошёл к овражку и давай трясти алой кисточкой от фески.

Глядит – в кустах какое-то чахлое привидение появилось – на палочку опирается, бородка трясётся, ноги дрожат.

Только нос да глаза прежние, Чертячьи.

— Да тебе на курорт надо ехать, чёртушко, – покачал головой казак. — В чем у тебя душа только держится? Или заболел?

— Не-ет! – проблеял чёрт. — Надорвался я. Вчера целый день пшеницу косил. Полтора гектара скосил. Теперь только в копны сложить да обмолотить.

— Мало сработал, чёртушка, мало! – засмеялся казак. — Я сегодня думаю гектаров двадцать скосить.

Затряслась борода у чёрта, шляпа в бурьяны упала, ткнулся он козлиными рогами в край овражка и простонал:

— Не выйдет! Не сделаешь! Хвастаешь!

Усмехнулся казак, пошёл к своему комбайну и уселся на мягкое сиденье, под брезентовым зонтиком.

Дрогнула машина, ровно загудела мотором – точно сердце могучее забилось.

Погрузился хедер в шумливое пшеничное море и давай загребать волну за волной.

Сидит казак, улыбается, песню тихонько напевает, а машина все вперёд и вперёд идёт.

К вечеру передал комбайнёр штурвал своему помощнику, а сам к овражку направился.

Глядит – нет никого в овраге, только смятая шляпа в бурьянах валяется.

Схватился казак за карман, а там алой кисточки точно и не бывало – не то он утерял её, не то сама она исчезла.

Так и пропал, сгинул с нашей земли последний Чертяка.

Может быть, увидел, что проспорил заклад казаку, и к какому-нибудь Чан Кайши сбежал, где всякой нечисти живёт ся привольно.

А скорее всего просто надорвался он да помер и поглотила его матушка-земля.

Это, конечно, сказка только.

Но пусть подумает над ней всякая заграничная нечисть: и та, что заклинаниями хочет гнилой капитализм вылечить, и та, что брешет на нас по радио, и та, что гадости всякие для нашего трудового народа придумывает.

Не надорваться бы вам, господа, от натуги напрасной!

Не околеть бы, как неразумному чёрту из этой сказки!

Клеветникам России

А.С. Пушкин. Стихотворение 1831 года!
 КЛЕВЕТНИКАМ РОССИИ.

О чем шумите вы, народные витии?
Зачем анафемой грозите вы России?
Что возмутило вас? волнения Литвы?
Оставьте: это спор славян между собою,
Домашний, старый спор, уж взвешенный судьбою,
Вопрос, которого не разрешите вы.

Уже давно между собою
Враждуют эти племена;
Не раз клонилась под грозою
То их, то наша сторона.
Кто устоит в неравном споре:
Кичливый лях, иль верный росс?
Славянские ль ручьи сольются в русском море?
Оно ль иссякнет? вот вопрос.

Оставьте нас: вы не читали
Сии кровавые скрижали;
Вам непонятна, вам чужда
Сия семейная вражда;
Для вас безмолвны Кремль и Прага;
Бессмысленно прельщает вас
Борьбы отчаянной отвага -
И ненавидите вы нас...
За что ж? ответствуйте; за то ли,
Что на развалинах пылающей Москвы
Мы не признали наглой воли
Того, под кем дрожали вы?

За то ль, что в бездну повалили
Мы тяготеющий над царствами кумир
И нашей кровью искупили
Европы вольность, честь и мир?....

Вы грозны на словах — попробуйте на деле!
Иль старый богатырь, покойный на постеле,
Не в силах завинтить свой измаильский штык!
Иль русского царя уже бессильно слово?
Иль нам с Европой спорить ново?
Иль русской от побед отвык?
Иль мало нас? Или от Перми до Тавриды,
От финских хладных скал до пламенной Колхиды,
От потрясенного Кремля
До стен недвижного Китая,
Стальной щетиною сверкая,
Не встанет русская земля?...
Так высылайте ж нам, витии,
Своих озлобленных сынов:
Есть место им в полях России
Среди нечуждых им гробов.


Выделение мое.
Все таки гений он потому и гений, что пишет нетленное :) Какое слово в стихе не подходит к современным событиям?